Криогенный физиологический стресс – универсальный лечебный фактор. Иллюзии и реальность

Чернышев И.С., генеральный директор, главный врач ООО "Мед-Крионика", г. Москва, 2010 год

Несмотря на выдающиеся достижения современной науки, лечение многих заболеваний, осложненных негативным влиянием научно-технического прогресса, остается недостаточно эффективным. Число резистентных форм болезней, склонных к хронизации и рецидивированию, имеет устойчивую тенденцию к росту. Сегодня такие понятия, как "экологическая травма", "адаптогенные болезни", становятся все более актуальными. С полным основанием их можно считать фундаментальной составляющей глобальной угрозы здоровью всего человечества.

Механизмы саморегуляции организма (гомеостаз), обеспечивающие неустойчивое состояние "практического здоровья", реализуются четырьмя основными системами: обменно-эндокринными процессами, включая кровообращение, нейропсихической деятельностью, иммунной системой и биоэнергетическим информационным полем.

Эволюция очень мудро и предусмотрительно заложила в человеческом организме колоссальные компенсаторные защитные механизмы, как на макро- микроуровне, так и на энергетическом уровне, многократно дублируя их в органах жизнеобеспечения. Предусмотрела также и автоматическое регулирование физиологического равновесия, что врачи называют гомеостазом.

Причем, во время болезни природа, пусть даже на субкомпенсированном уровне, неизмеримо тоньше и эффективней регулирует и сохраняет гомеостаз, чем самый искусный врачеватель. На протяжении всей истории человечества ведется поиск сравнительно универсальных методов лечения, направленных на запуск компенсаторных механизмов, на восстановление утраченного здоровья, на продление активной жизни человека. Стратегически подобные исследования устремлены на максимальное задействование систем саморегуляции организма. Условно такие способы можно разделить на природные и искусственные. К природным, в первую очередь, следует отнести: санаторно-курортные факторы, тепловые процедуры, закаливание холодом, фитотерапию. К искусственным - методы детоксикации (энтеро-, гемосорбция, гравитационная хирургия крови), адаптогенно-допинговые препараты и тому подобные.

Сто лет назад, немецкий священник и врач Себастьян Кнейп, пригнув в состоянии бреда в ледяной Дунай и чудесным образом вылечившийся от крупозной пневмонии, благодаря стимуляции защитных механизмов самоизлечения, на одной из своих проповедей сказал: "Бог, прежде чем создать Землю, создал свет и тьму, тепло и холод, чтобы ниспослать на грядущего человека великие испытания и благодать, чтобы укрепить наши души и тела, чтобы в священном провидении в своем подвигнуть род человеческий на вечный божий промысел - созидание". В дальнейшем он обосновал свои каноны лечения теплом и холодом, которые по сей день использует современная физиотерапия.

К началу ХХ века, наряду с традиционными носителями холода природных значений, появились носители криогенных температур, ниже минус 150ºC , а именно: жидкий воздух, жидкий азот, жидкий кислород.

Укоренился термин криомедицина, криохирургия и криотерапия, которые в то время обозначали только криогенные температуры. Почему криогенные? Да потому, что уже тогда все исследователи и клиницисты отмечали существенную разницу между обычными природными температурами и криогенными. Как по диапазону лечебных механизмов, так и по клинической эффективности. И, тем более, по алгоритму их использования.

Поэтому, холод, который применяется для купирования боли и отека при острой травме в виде пакетов со льдом, солевых и гелевых аккумуляторов холода, быстроиспаряющихся жидкостей, типа хлорэтила, - не относится к криотерапии в изначальном смысле этого термина.

Понимание различий между криогенной медициной и традиционными холодовыми процедурами абсолютно принципиально. Это, наконец, позволит медицине прийти к осознанию того, что появилась совершенно новые криогенные хирургические и физиотерапевтические технологии, с уникальными гомеостазостимулирующими и гомеостазомодулирующими свойствами. Технологии, которые претендуют на доминирующие, стержневые позиции, как в области восстановительной медицины, так и в оздоровительно-профилактической и спортивной индустрии.

Тем не менее, до сегодняшнего дня предпринимаются малоуспешные попытки создать и внедрить адекватную медицинскую технику, основанную на криоэффектах Джоуля-Томпсона, Пельтье, Гиффорда - Мак-Магона, Этинсгаузена и, особенно, на циклах парокомпрессионных холодильных машин. Способствует этому и то, что в понятие криомедицины, особенно в криотерапии, стали включать любые способы охлаждения, основанные на отведении теплоты с помощью жидких, твердых и газообразных рабочих тел или хладоносителей. То есть от простых влажных обтираний до воздействия экстремальными (до минус 196ºС) температурами.

Для криохирургии, например, было создано огромное количество аппаратов-криодеструкторов на различных принципах охлаждения. Однако реалии распространения и развития криодеструктивного процесса в теплокровных биологических тканях сыграло нехорошую шутку с апологетами "большой криохирургии". Оказалось что, образующееся при замораживании биологических тканей "ледяное блюдце", само по себе плохой проводник теплоты. С другой стороны, биологические ткани - это весьма плотно энергонасыщенные структуры. Даже самими грубыми измерениями установлен факт высочайшего градиента температур при деструктивном замораживании теплокровных тканей. Опытные криохирурги знают, что на довольно коротком отрезке экспозиции, не более 7-10 минут, криодеструктивная зона практически останавливается по глубине, а процесс охлаждения распространяется по поверхности, что в большинстве случаев, не желательно. Поэтому увеличение скорости, объема и, в меньшей степени, глубины качественного криодеструктивного процесса, с отдельно взятой точки, может быть достигнуто двумя путями. Первый - максимально понизить и стабилизировать температуру рабочей части криодеструктора. Второй - использовать дополнительные методы, чтобы повысить теплопроводность за счет оптимизации атомарной и молекулярной структуры воды и биохимического состояния свободной и связанной воды, в намеченном для криодеструкции объеме тканей, а так же улучшить теплопроводность на границе теплообмена.

Надо сказать, что к настоящему времени надежно отработан самый рациональный способ коаксиальной подачи жидких низкотемпературных хладоносителей к рабочей части криодеструктора. Наиболее распространенным хладоносителем является жидкий азот (tº - минус 196ºС). Существует реальная возможность использования жидкого неона (tº - минус 246ºС). Однако неон несравненно дороже жидкого азота.

В русле второй задачи - криокондукции на сегодняшний день имеются очень перспективные технологии. Например, способ предварительного облучения операционного поля СВЧ, для улучшения качества криодеструктивного промораживания тканей и увеличения объема крионекроза, разработанный в клинике детской хирургии РГМУ. Или использование теплопроводящих свойств лекарственных ферромагнитных веществ для дискретного, поверхностного криовоздействия на миндалины, с их чрезвычайно сложным рельефом, разработанный в Н-Новгороде. Возникает вопрос о классификации

способов криокондукции, что позволит более прицельно решать и эту задачу. Стоит отметить, что криохирурги, стремящееся к криодеструкции больших объемов тканей, все чаще будут сталкиваться с проблемой общей гипотермии, проблемой мало изученной и запутанной теорией "теплового ядра" человека. Ясно одно, что теплокровный организм перераспределяет теплоту из переохлажденных тканей с помощью кровообращения и, преимущественно, микроциркуляцией. И в этом смысле, при общей гипотермии, речь идет уже о патофизиологии тепловых механизмов, как в целом организме, так и в его отдельных секторах.

Немаловажна и проблема термопротекции органов и тканей, прилежащих к очагу криодеструкции. Например, тепловая защита задней уретры и сфинктера мочевого пузыря, при криодеструкции аденомы простаты.

Большинство ученых пытаются провести четкую границу между криохирургией и криотерапией. С точки зрения физических процессов - это очевидно. На самом же деле, особенно репаративный сектор саногенетических механизмов, возникающий при воздействии очень низкими температурами, сохраняется на демаркационной границе асептического воспаления, вызванного криодеструкцией. Таким образом, хотя физико-морфологические основы для криохирургии и криотерапии различны, их лечебные факторы, по-видимому, теснейшим образом интегрированы. Скорее всего, именно поэтому криохирургия является самым щадящим и не оставляющим грубых рубцов способом получения некроза биологических тканей, хотя и нет полной ясности в механизмах столь позитивных отдаленных результатов.

В области практической криохирургии, с изобретением коаксиального способа подачи жидкого хладоносителя, принципы конструирования криодеструкторов перешли в область конкретных технических решений, а именно: поддерживание стабильности температуры рабочей зоны инструмента в процессе замораживания тканей за счет ее дополнительного термошунтирования, сокращение времени входа в рабочий режим и времени отепления наконечника и т.п.. То есть все, что связано конкретными конструктивными особенностями криодеструктора в конкретной криохирургической методике. Поэтому создание универсальных криодеструкторов, фактически, потеряло свою актуальность.

За последние 30 лет, криохирургия достигла впечатляющих результатов при комплексном лечении многих болезней. Криохирургия рака кожи, рака печени, рака аденомы простаты и многих других доброкачественных и злокачественных новообразований, келоидных рубцов, дискретной, послойной криохирургии псориаза, криодермабразии и тд и тп.

Среди дискретных криохирургических методик самую парадоксальную историю имеет ЛОР-криохирургия. Воспалительные заболевания носоглотки с вовлечением лимфоидных тканей занимают едва ли не первое место в обычном амбулаторном приеме. Очаги локальной инфекции лимфоидного глоточного кольца с раннего детства наносят сокрушительный, порой непоправимый, удар по органам и системам организма человека, переходя в проблему экономическую, из-за больших расходов, связанных с потерей трудоспособности. По самым осторожным оценкам лечению методами криотерапии данной группы ЛОР-заболеваний подлежат десятки миллионов нуждающихся, а это колоссальные средства, прямо или опосредованно сэкономленных государству и бизнесу.

Анатомо-морфологические индивидуальные особенности носоглоточной области, деликатность и осмотрительность, с которой должна быть проведена хирурго-терапевтическая коррекция, с конечной перспективой охранения лимфоидного органа, ставила эту задачу в разряд трудоемких и неблагодарных для любого вида лечения - ортодоксального, традиционного и нетрадиционного.

Современные подходы к дискретной ЛОР-криохирургии предполагают не только и не столько криорезекцию патологически измененных тканей, но, в большей степени позитивные изменения реактивности тканей в зоне криодеструкции, стимуляцию репаративных процессов с целью возможно максимального восстановления функции лимфоидного органа.

Квалифицированно проведенная криохирургическая коррекция при таких заболеваниях как: хронический тонзиллит и фарингит, вазомоторный насморк, ронхопатия (храп), - способна, практически безальтернативно, в широкой клинической практике, разрешить проблему лечения этих заболеваний. Вопрос, почему столь высокоэффективные технологии так и не нашли применения в мировой клинической практике, по-видимому, лежит в плоскости общих проблем некорректной интерполяции приоритетов фундаментальной и прикладной медицинских наук.

Предложенный в середине 70 г.г. японским ученым Т.Jamauchi метод общего и локального воздействия с помощью газообразных рабочих тел при температуре минус 100º - минус 180ºC произвел полную революцию в области криотерапии.

По мнению большинства физиологов и клиницистов, криогенная аэротерапия является воплощением мечты великого канадского патолога Ганса Селье о технологиях "стресс-терапии", как о неспецифическом, немедикаментозном лечении болезней, основанном на бионическом подходе. По сути, речь идет об имитации и усовершенствовании естественных стрессорных адаптивных реакций.

Схематично криопроцедура выглядит следующим образом.

Перед общей криопроцедурой или после нее газовая смесь или воздух с температурой минус 100º - минус 180ºC через сопло или специальный криорукав подается на болезненный очаг (это может быть пораженный орган, либо его кожная проекция, ожоговая или язвенная поверхность). Продолжительность воздействия, достаточная для развития лечебного эффекта - 60-180 секунд.

Затем больной полностью на 30-180 секунд помещается в процедурную кабину с воздушной средой при температуре от минус 120ºC до минус 180ºC.

За это время большой объём поверхностных тканей нахолаживается до температуры от минус 2ºC до плюс 4ºC. При этом на борьбу с экстремальным холодом во время процедуры, на отепление охлажденных тканей до нормы (36,6ºC) и стабилизацию термодинамических процессов человек в некоторых случаях может потратить до 1000 ккал.

Система терморегуляции у человека устроена таким образом, что воздействие холодом не может быть глубоким без повреждения тканевых структур. К примеру, в коже защитный тепловой барьер представлен четырьмя сосудистыми сплетениями. Поэтому пенетрирующее повышение температуры тканей при отведении теплоты с поверхности кожи чрезвычайно велико. Снижение температуры тканей при криогенной аэротерапии возникает на глубине не более 0,5-4,5 мм и зависит от толщины кожи. Распространенное среди врачей и разработчиков криогенной медицинской техники убеждение, что с помощью мягкого и длительного отведения теплоты можно добиться пенетрирующего снижения температуры, например, всего сустава, является полным заблуждением.

При длительном или интенсивном отведении теплоты от поверхности кожи или слизистых, когда возможности организма по нейтрализации холода исчерпаны, включаются механизмы каскадной ритмической констрикторной и диляторной реакций сосудистых сплетений. На первом этапе наступает спазм поверхностных капилляров, что на практике проявляется белым ишемичным пятном. Этот феномен означает начало криоповреждения эпидермиса.

Можно утверждать, что максимальные возможности криотерапии достигаются в момент спазма поверхностных капилляров области воздействия и не зависят от экспозиции. Главное - скорость отведения теплоты и выбор рабочего тела, так как чем выше скорость отведения теплоты, тем меньше истощаются механизмы терморегуляции, тем меньше задействуются фрустрационные, простудные стрессовые коллатерали и тем более выражены терапевтические эффекты. Следовательно - это ключевой вопрос методологии криотерапии, вопрос ее результативности, а так же возможных побочных осложнений.

В идеальном варианте, температура рабочего тела при криотерапии должна стремиться к минус 273ºС(00К), а градиент температуры на 1 метр высоты процедурной кабины должен приближаться к нулю.

Общая криогенная аэротерапия направлена на выполнение одной задачи, а именно - безопасное, субтотальное, равномерное воздействие криогенными температурами на кожные покровы человека, в экспозициях, не превышающих физиологическую фазу стресса, с целью стимуляции и тренинга процессов саморегуляции организма и расширения функциональных резервов.

Достичь равномерного, по температуре, воздействия на кожные покровы пациента с помощью газообразного криогенного рабочего тела вообще, практически, не удается никогда. Но стремиться к этому принципиально необходимо.

Решение этой задачи при разработке криокамер остается наиболее сложной для конструкторов еще и потому, что криогенное оборудование на земле эксплуатируется в худших условиях, чем в космосе, из-за постоянного термоциклирования и абсолютной влажности.

Более чем 30 летний мировой клинический опыт показывает, что интенсивный терапевтический эффект при общей криогенной аэротерапии начинает обозначаться при температурах, близких к минус 120ºС и достигает статистической достоверности при температурах, приближающихся к минус 160ºС.

Термодинамические процессы в теплокровном организме имеют ключевое значение для его жизнедеятельности. Ответ организма на охлаждение (отведение теплоты) реализуется посредством нервных рецепторов и, в основном, через ключевые звенья стрессорного механизма.

Любой стресс, и особенно температурный - один из главных двигателей эволюции. Не углубляясь в фундаментальные основы теории стресса можно обозначить две его стадии: физиологическую - конструктивную или реакцию выживания и патологическую - деструктивную или стадию истощения.

В зависимости от амплитуды повреждающих факторов, экспозиции, гармоничного взаимодействия стресс-лимитирующих систем, стрессовая реакция протекает по общей схеме: острая фаза адаптации ("fight or flight" - борьбы или бегства) - фаза резистентности - фаза фрустрации (истощения), которая заканчивается состоянием дистресса - универсальным и фундаментальным фактором хронизации любой болезни человека. Успешно реализованные позитивные энергетические эквиваленты общего адаптационного синдрома перекачиваются из соматического отсека в висцеральный и, наоборот, с возвратно-поступательными эхоподобными, модулирующими акцентами.

Однако в процессе эволюции homo sapiens сформировались мощные коллатерали, напрямую запускающие процессы фрустрации. Генетически детерминированные психоэмоциональные рубцы, интегрально преломляясь через аппарат индивидуальной реактивности, могут усиливать патогенность малых доз стресса, что приводит к мозаичным неадекватным расстройствам здоровья. Яркая иллюстрация тому - обыкновенный сквозняк, вызывающий широкую палитру простудных заболеваний у человека.

Таким образом, криомедицина как стресс-провоцирующая технология логически должна стремиться к экстремально низким для человека температурам, ниже минус 120ºС, с целью: во-первых - минимизировать экспозицию, во-вторых - вызвать максимальную амплитуду стресс-лимитирующих процессов, в-третьих - усилить и расширить диапазон тканевых криоэффектов и, наконец, избежать перекачивания холодовых реакций в фрустрационные коллатерали.

Объективно уже давно нет предмета для дискуссии, какие температуры необходимо использовать для повышения эффективности криомедицинских технологий. Чем ниже - тем лучше. Физика низких температур столкнулась с феноменами сверхпроводимости и сверхтекучести. Логично предположить, что криотерапия и криохирургия сверхнизкими температурами тоже может дать неожиданные и перспективные результаты.

Криогенный стресс белка, клетки, органа, системы и целостного организма, в силу своей экстремальности, на начальном этапе, большей степени, провоцирует неспецифические стресс-лимитирующие механизмы общей адаптивной реакции, чем систему терморегуляции. Именно такая последовательность реакции всего организма на качественную криогенную аэротерапию и является зонтиком против простудного фактора.

А воздействие холодом природных значений или пограничных с ними, выше минус 70-90ºC, чаще всего сразу сбрасывается, особенно с верхней части туловища, области, так называемого, "теплового ядра", в стрессовые, простудные коллатерали с помощью, эволюционно сшитых с этими коллатералями, генетически детерминированных, фрустрационных механизмов терморегуляции, что вызывает обыкновенную П Р О С Т У Д У.

Это в полной мере соотносится с результатами исследований НИИ биофизики по проблеме общей гипотермии.

Впрочем, это касается и абсурдности иллюзии возможного достижения комфортности криогенной аэропроцедуры.

Практика показывает, как только воздействие холодным воздухом достигает значений от минус 100ºC и ниже, особенно в верхней части туловища, даже при самых слабых конвективных потоках, процедура становится некомфортной, но вполне переносимой и безопасной.

Отсюда вытекает наивность еще одной иллюзии разработчиков и производителей, что народ толпами будет ходить в их криосауны и криобассейны, акцентируя свои конструкторские усилия, в ущерб качеству процедуры, на процедурную проходимость или групповые процедуры. Отнюдь. Человек на эволюционном, подсознательном уровне боится и не любит холод.

Клинически изучены основные механизмы общего и локального воздействия криогенных газовых сред на организм в целом и отдельные органы и системы в частности.

Достоверно улучшаются биохимические показатели обменно-эндокринных процессов, нейровегетативная корреляция, психическое состояние. Но самой убедительной является закономерная и характерная динамика показателей иммунной системы. Происходит не только простое количественное регулирование пулов Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов, к примеру, хелперно-супрессорного индекса, но и тончайшая, эксклюзивная модуляция функций иммунокомпетентных клеток, гуморального и клеточного иммунитета, так и неспецифической защиты, на уровне маркеров и цитокинов. Регистрируемый у больных аутоиммунными заболеваниями, высокий уровень циркулирующих иммунных комплексов и специфических антигенов, в процессе лечения, имеет закономерную тенденцию к снижению до физиологических величин. Существенно увеличивается количество естественных киллеров и снижается до номинальных величин количество нулевых лимфоцитов. Происходит так же снижение титров воспалительных интерлейкинов. Стимулирующий эффект прослеживается: в усилении функции фагоцитарной активности, особенно в тестах завершенного фагоцитоза, в росте титра комплимента и увеличении количества интерферонов.

Такой спектр иммуностимулирующего, иммуномодулирующего действия лечебного фактора должен привлечь внимание клинических иммунологов, да и любого практикующего врача. К сожалению, возможности коррекции нарушений иммунитета с помощью любой лекарственной терапии непредсказуемы и, мягко скажем, значительно преувеличены. На сегодняшнем эволюционном этапе, главная цитадель организма - иммунитет, прямо или косвенно участвующий во всех жизненно важных функциях, еще долго, а может быть и вечно, будет хранить свои тайны.

    Клинически тканевые эффекты криогенной аэротерапии можно свести к следующему:
  • лимфодренажный эффект, т.е. улучшение оттока лимфы из тканей и, следовательно, ликвидация отеков лимфатического происхождения;
  • улучшение микроциркуляции крови и трофики в тканях, увеличение артериального кровотока и в значительной степени венозного оттока, а, следовательно, - уменьшение отеков и инфильтрации сосудистого происхождения, а также внутрисуставного выпота,
  • миорелаксация - ликвидация мышечных контрактур и снижение базального мышечного тонуса;
  • улучшение трофики костной и хрящевой ткани;
  • блокирование ноцицептивной проводимости с повышением болевого порога,
  • улучшение трофики мышечной, соединительной и других тканей, стимуляция регенераторных механизмов.
    Закономерная позитивная динамика лабораторных показателей при общей криогенной аэротерапии проявляется на 10-15 процедуре.
  • Регистрируется относительное количественное и качественное увеличение числа телец красной и белой крови.
  • Улучшается насыщение эритроцитов кислородом, повышается парциальное давление кислорода, снижается потребность тканей в кислороде.
  • Существенно уменьшается сродство эритроцитов к СО2 , снижается парциальное давление СО2.
  • Снижается: количество катехоламинов, толерантность к глюкозе, чувствительность к инсулину.
  • Уменьшается количество IqE (реагинов), повышается IqA, IqM, лизоцим.

 

Регистрируется транзиторное повышение опиоидных эндорфинов и энкефалинов, что обуславливает, по-видимому, общий обезболивающий эффект.

Наиболее ценным, на наш взгляд, является опыт применения общей криогенной аэротерапии при синдроме хронической усталости, при депрессивных состояниях, для снятия дистрессового синдрома.

К примеру, в русле психосоматической реабилитации, подводники, летчики, спецназ - специфичный и очень благодарный контингент для общей криогенной аэротерапии. В процессе получения криокамерных процедур у них улучшается сон, проходит раздражительность, агрессивность, повышается настроение, проходит тяга к алкоголю и приему седативных и обезболивающих препаратов. Объективно уменьшаются тремор и вегетативные реакции (потливость, дистония). Практически, все пациенты отмечают улучшение общего самочувствия, повышение работоспособности и положительное влияние на половую функцию.

Подтверждаются так же результаты японской программы закаливания в криокамерах детей, посещающих организованные детские коллективы.

    Технологии криогенной аэротерапии открывают для спортивной медицины новые широкие горизонты:
  • купирование, лечение и реабилитация при острых и хронических спортивных травмах;
  • модулирование и поддержание пика спортивной формы спортсмена;
  • подготовка и стимуляция физических и психоэмоциональных кондиций спортсменов непосредственно перед соревнованиями, матчами или стартами;
  • реабилитация спортсменов после соревнований и в целях продления спортивной жизни спортсменов.

 

В первую очередь, аппаратами для локальной и общей криогенной аэротерапии должны быть оснащены спортивно-тренировочные базы.

Использование технологий криогенной аэротерапии непосредственно на соревнованиях должно быть тщательным образом организовано менеджерами и спортивными врачами команд.

Чрезвычайно интересной с точки зрения увеличения амплитуды стресс-тренирующих механизмов и ускорения оздоравливающих процессов является, принятая в последние годы концепция, так называемой, пантермотерапии.

Проще говоря, это то же самое, что и сауна в сочетании с холодным бассейном, с обтиранием снегом или купанием в проруби, но со значительно более мощными и быстрыми эффектами, при этом, с меньшими противопоказаниями и осложнениями.

Мы с полной ответственностью можем утверждать, что оздоравливающие эффекты, получаемые в криокамере, после разогревающего сеанса в сауне, несоизмеримо выше, чем любые существующие медикаментозные и физиотерапевтические современные методики восстановительной и профилактической медицины.

Рынок криогенной медицинской техники, особенно последние 3 года, развивается очень динамично. Однако, на этом фоне, по нашему опыту постоянного участия на выставках медицинской техники, появляется убежденность, что качество криомедицинских технологий последних разработок медицинской аппаратуры по этой тематике существенно снизилось во всем мире. Разумеется, криогенные температуры некомфортно переносятся пациентами. Но клинически доказано - статистически приемлемые терапевтические эффекты, регистрируются только при воздействии криогенными температурами или близкими к ним.

Мы полагаем, что вопрос улучшения комфортности процедуры должен продвигаться в сторону пантермотерапии. При этом отсекается практически весь сектор противопоказаний, присущий тепловым процедурам. Например, раковые и предраковые заболевания. Однако, подготовка больного, особенно страдающего системными заболеваниями (ИБС, гипертония и тп) к вхождению в технологию пантермотерапии, потребует от врачей более тщательного и квалифицированного подбора базовой медикаментозной терапии и, вполне вероятно, ее наращивания.

Судя по последним научным публикациям, складывается впечатление, что, ни у нас в России, да и во всем мире, нет специалистов, которые бы имели целостное объективное представление о криомедицине вообще и о криогенной аэротерапии в частности. На наш взгляд, большинство ученых, представляющих фундаментальные и прикладные школы медицинской науки, впали в своеобразный научный волюнтаризм, завороженные последними достижениями науки.

Разумеется, следует признать что, современные, но пока еще нарождающиеся направления науки, такие как: нанотехнологии, генная инженерия, клеточная стволовая терапия, трансплантология и т.п., вероятно, способны в будущем вообще исключить понятия болезни, как таковой.

И все же для практического Здравоохранения - это даже не завтрашний день, а новые высокоэффективные оздоравливающие технологии широкого спектра нужны были еще вчера. Не стоит забывать, что не только здоровье Российской нации, но и существование всего человечества находится под реальной угрозой из-за дисгармонии мирового развития.

Что касается конкретных установок, таких как: "КриоСпейс" фирмы "Криомедицинтехник" (Германия), "КАЭКТ-01-Крион" НПО "Крион" (Россия), Криобаррель" (Польша), "Криосауна" ОАО "Холод" (Украина), по сути представляющих весь мировой криотерапевтический рынок медтехники - то это классические примеры концептуальных заблуждений.

Изначально, уложив себя в "прокрустово ложе" неадекватных для криогенной медицинской техники конструкторских идей, как-то: создание больших криоториумов по типу саун, аэрокриобассейнов или использование парокомпрессионных холодильных машин, разработчики вынуждены были постепенно смиряться с тем, что у них получалось. Большой градиент температур (повышение температуры на 1 метр высоты процедурной кабины) во время процедуры в таких установках не дает возможности воздействовать низкими температурами, хотя бы минус 100º-120ºС, выше уровня талии пациента. А температуры выше минус 70º-80ºС с верхней части туловища воспринимаются организмом как простудный фактор, что, собственно, и обуславливает негативные последствия от такой ущербной криотерапии.

В особом ряду стоит, появившаяся на российском рынке, бытовая криокамера для закаливания фирмы "Криомедицинтехник" - "КриоХоум". Традиционно, добротно исполненная, со скудным, по современным меркам, дизайном, немецкая вещь. По сути "дочка" криоториума "КриоСпейс".

Искусный маркетинговый проект немецких маркетологов. По закаливающим эффектам вряд ли лучше хорошего контрастного душа, только с большими противопоказаниями. Следует напомнить азы патофизиологии, что простудные, фрустрационные стрессовые коллатерали эволюционно заточены на сквозняки. Сквозняков холода природных температур в "КриоХоум" более чем достаточно. Поэтому, не получить в такой установке, на разных временных отрезках курса холодовых моционов, простудные осложнения, может только относительно здоровый человек. И потому, все достоинства, которыми наделяют "КриХоум" производители и дистрибьюторы - все от лукавого. Единственно, как можно существенно уменьшить опасность простудных осложнений, использовать ее вместо холодного бассейна, в последовательности, сауна - криосауна.

Эти недоработки мы попытались устранить при создании установки для общей экстремальной аэрокриотерапии "Криомед-20/150-01" фирмы "Мед-Крионика". Впервые в этой установке для экстремальной аэрокриотерапии были выполнены все концептуальные и клинически значимые медико-технические требования (МТТ). В данной криокамере, диапазон рабочих температур до минус 190ºС, время входа в режим процедуры не более 20 сек, градиент температур не более 100С/м, скорость потоков не более 0,5 м/сек, мониторинг температуры рабочего тела в 3-х точках. Температура криогенного газа на выходе из криостата постоянна (-194 195ºС), а время подготовки к работе не превышает 2-х минут. К тому же установка "Криомед-20/150-01" не требует монтажа и накладки, надежна, проста в эксплуатации и обслуживании.

Необходимость в создании подобной медицинской техники с максимальными технологическими возможностями, вместе с тем, относительно дешевых, назрела уже давно. Без этого криомедицина не сможет освободиться от псевдонаучного балласта и перестать, наконец, отождествлять, методы воздействия холодом природных значений с методами воздействия, криогенными для человека, температурами

Несмотря на существующие сложности в развитии этой высокой технологии, опыт успешного использования криогенной аэротерапии в медицинской практике убеждает, что даже при тех простейших методиках, которые сегодня применяются и у нас, и за рубежом, криогенная аэротерапия может и должна немедленно внедряться в широкую клиническую практику и профилактику. Но только при научно обоснованном и строго регламентированном методологическом обеспечении.

Вместе с тем, возможности криогенной аэротерапии далеко не исчерпаны. Крайне важно продолжить более углубленное изучение криогенной аэротерапии с целью: обозначить реперные точки гомеостаза и индивидуальной реактивности организма, как для конкретного пациента, так и при конкретных болезнях, что необходимо для индивидуализации алгоритмов криогенной аэротерапии по температуре, кратности и количеству процедур. А для таких исследований нужны криотерапевтические комплексы с максимально возможным диапазоном низких температур и достоверным мониторингом качества процедуры.

Клинически и лабораторно установленный спектр лечебных эффектов: обезболивающий, противоотечный, ангиорегулирующий, релаксирующий, гемостатический, антигипоксический, репаративный и, в целом, противовоспалительный - обуславливает применение криогенной аэротерапии в качестве патогенетического лечения при обширном круге заболеваний.

По терминологии зарубежных авторов, существенными областями применения криогенной аэротерапии, в качестве ценнейшего, базового элемента комбинированной терапии, являются: воспалительные заболевания суставов, дегенеративные заболевания суставов с вторичным воспалительным компонентом, заболевания позвоночника - воспаления и перерождения, воспаления мягких тканей, коллагенозы, фибромосиндром, аутоиммунные заболевания и т. п. Но, если говорить о конкретных нозологиях, при которых криогенная аэротерапия существенно и качественно повышает эффективность самых современных методов комплексной терапии, то достаточно было бы сказать: псориаз, атопический синдром, ревматоидный полиартрит, - чтобы эта технология была названа выдающимся достижением науки ХХI века.

Криогенная аэротерапия прекрасно сочетается с любыми лечебными, реабилитационными и оздоровительно-профилактическими мероприятиями и чаще всего занимает доминирующие, стержневые позиции в их алгоритмах. При этом криогенная аэротерапия всегда работает в потенцирующим режиме. Вместе с тем мы считаем, что самым перспективным направлением использования криогенной аэротерапии является оздоровительно - профилактическое направление.

Дети и взрослые (возраст от полугодовалого ребенка до 83-летнего старца) проводили в камере 30 секунд и более и почувствовали болеутоляющее и оздоравливающее действие криогенной аэротерапии.

Закаливающее действие 10-15 процедур криогенной аэротерапии у детей и подростков снижает вирусно-простудную заболеваемость в 5-7 раз. Это значительно выше, чем любые профилактические прививки.

И в этом контексте, нужно немедленно задействовать криогенную аэротерапию для закаливания личного состава Российской Армии, силовых структур и представителей других экстремальных профессий.

Необходимо в кратчайшие сроки сделать криогенную аэротерапию доступной для каждого россиянина. Особенно это важно для часто болеющих, ослабленных детей и подростков, но еще более актуально для призывников.

Что касается противопоказаний для криогенной аэротерапии, то это тяжелые декомпенсированные состояния здоровья, когда больной, по сути, находится между жизнью и смертью. Они становятся относительными, по мере появления у больного физической возможности ходить в криокамеру.

Более чем 15

Новости
 05.04.2016
Открыто новое представительство в Республике Татарстан
Официальный дистрибьютор - ООО "НУР"
Тел. +7 (917) 266-12-51, 290-50-73
E-mail: shavalievrm@mail.ru
Подробнее »
 06.06.2013
новый аппарат Криофен-140-02
Компания Мед-Крионика проводит активные мероприятия по запуску в производство нового аппарата «Криофен-140-02»
Подробнее »
 19.02.2012
Внимание! Снижение цен!
С 19.02.2012г. в продаже появится криодеструтор “АК-Криомед” в новой комплектации, который заменит текущий продукт.
Подробнее »
 05.12.2011
Начались испытания нового аппарата для локальной криотерапии под рабочим названием «Крио-Фен».
Это продолжение технологий, применённых в аппарате «АЛК-Криомед».
Подробнее »

Все новости

Дополнительная информация
Видеоролики